Проповедуя Евангелие, умеете ли вы задавать вопросы?

Cпрашивает евангельских христиан России, Украины, Беларуси и других стран бывшего СССР международный директор Лозанского движения Линдси Браун.

 
По приглашению оргкомитета II Конгресса Всероссийского Содружества евангельских христиан (ВСЕХ) в работе Конгресса участвовал Линдси Браун – международный директор Лозанского движения, один из организаторов Третьего Лозанского Конгресса 2010 года в Кейптауне. Он выступил на конгрессе ВСЕХ с докладом «Осмысление двадцатилетнего опыта мирового евангельского движения». Евангелист Линдси Браун впервые приехал в Россию. В интервью, которое международный директор Лозанского движения  дал собкору www.SlavicVoice.org по России Зое Бардиной, он размышляет о важных этапах евангельского движения, его особенностях в современном мире и делится впечатлениями о Конгрессе ВСЕХ и о российских церквах в целом.
 
- Господин Браун, какие из этапов Лозанского движения за его 20-летнюю историю, на ваш взгляд, являются самыми важными?
 
- Когда историки будут анализировать период с 1989 по 2010 годы, они сделают вывод, что это было уникальное время в истории церкви, потому что именно на этом этапе церковь стала действительно глобальной. Рост церкви за последние 21 год происходил гораздо быстрее, чем в любой другой период человеческой истории. Конечно, не во всех странах одновременно церковь так быстро умножалась, но можно говорить о серьезном росте церкви в таких странах, как Нигерия, Бразилия, Непал, Монголия, Алжир, Тунис и других государствах. С одной стороны, мы говорим о росте церкви, но, с другой стороны, гонения на церковь также возрастали. В то время как в Россию пришла свобода, в других странах начались ее ограничение. Например, в Ираке, Северной Нигерии, в некоторых частях Китая, Сомали, Северной Корее христианские церкви и христиан до сих пор сильно преследуют.
Не нужно забывать, что Церковь испытывает и другие внешние воздействия. К сожалению, новый виток научного атеизма сегодня в мире достаточно агрессивно распространяется академическими кругами. Новый атеизм враждебно относится к любой вере. Плюрализм, который не отрицает существование Бога, но считает, что к нему можно прийти разными путями, также принимает глобальные масштабы.
Перед церковью стоят и другие вызовы, например, этническая и национальная принадлежность. Иисус Христос основал и утвердил новое сообщество, которое является транскультурным, транснациональным, проникает везде и повсюду. В Новом Завете я нигде не нахожу подтверждение тому, что церковь должна быть монокультурной. Новая, установленная Христом церковь, радикальна и отличается от всего. Мы можем наблюдать и внутренние вызовы, например, разделение внутри самой церкви. Разделение – это своего рода проклятие евангельских общин: у людей появляется какая-то идея, они начинают открывать новое служение или новую церковь, возможно, отличную от уже существующих. Недостаточно сказать, что мы духовно связаны друг с другом, с другими верующими, это надо каждый день демонстрировать, жить этим. В церквах умножаются раздоры, укореняется непрощение и нежелание примириться. К сожалению, этот грех в церквах замалчивается. Конечно, нам следует противостоять всем этим вызовам, мы должны продолжать служение – посылать миссионеров, евангелизировать. Люди в мире, в основном, слышат и воспринимают Евангелие. На Земле живет большое количество недостигнутых Словом Божьим народностей. В больших городах не хватает проповедников. Не завершен перевод Библии на все языки мира. Все закончится с приходом Иисуса Христа.
Мы должны быть не только светом, но и солью этому миру. Нам следует расти не только численно, но возрастать духовно. С исторической точки зрения Церковь всегда пыталась Евангелием достигнуть представителей разных культур. Существуют богословские основания, правда, пока не до конца разработанные, взаимодействия внутри других культур. Но такое взаимодействие требует сил. Например, как христианам помочь стать  успешными в разных областях искусства, СМИ, науки, как рассказывать христианское свидетельство в мире политики, – в любой среде общества. Если мы не будем этого делать, значит, мы не до конца понимаем богословие того, что Господь всего – это Христос.
Мы должны приложить максимум усилий, чтобы подготовить следующее поколение молодых служителей, в этом смысле самое эффективное – студенческое служение. Господь может взрастить и поставить на служение любых людей. Он может использовать даже необразованных крестьян. Господь также использует и тех людей, которые уже подготовлены, чему-то научились в университетах. Как факт, большинством церквей в мире руководят служители с высшим образованием. Европейское евангельское христианство возникло под влиянием Реформации, начавшейся в университетах. Лютер начал Реформацию, когда уже был молодым профессором, а Кальвин продолжил, – будучи студентом.
Если мы хотим, чтобы Благая Весть формировала российскую культуру, то самый доступный способ для этого – работа со студентами, благовестие в ВУЗах, откуда выходят лидеры, будущие руководители, политические деятели, представители СМИ…
Мы нуждаемся в новом поколении благовестников, которые смогут повести народ за собой. Нам нужны такие лидеры и руководители, которые не выпячивают себя, которые готовы оставаться в тени и при этом с довольством смотрят на то, что другие находятся в свете софитов. В Послании к Филиппийцам, глава 1 рассказывается история о том, что апостол Павел сидел в тюрьме за проповедь Благой Вести. В нашем мире так мало настоящих лидеров-евангелистов, в некоторых странах их вообще нет. Не тот настоящий христианский лидер, который продвигает себя или свою группу, а тот, кого заботит продвижение Благой Вести, служения для пользы других людей. Если я понимаю, что кто-то другой одарен больше, чем я, то я даю ему возможность продвинуться, а сам остаюсь позади. Мы нуждаемся в новом поколении евангельских лидеров. Если и есть такие люди, то с ними всегда приятно общаться и следовать за ними. Такие люди, как правило, не рекламируют себя и свое служение, они всегда продвигают других. Они желают знать, как у вас дела, как вам помочь.
 
- Вы сказали, что лидер должен оставаться в тени, а как же быть с такой личностью, как Билли Грэм?
- Господь в свое время ставит людей на служение через Свое особое помазанье и дает им возможность стать мировыми евангельскими лидерами. За последние полвека таких людей в мире было только двое – это Билли Грэм и Джон Стотт. Они оба – очень смиренные люди. Вспоминается история из 50-ых годов 20 века. В одном из городов объявили, что перед людьми появится Билли Грэм. Евангелист позвонил своей жене и попросил молиться, что, мол, «мое имя будет в свете софитов, и я боюсь, что таким образом у Бога заберу славу». Не многие люди готовы так смиренно отреагировать. Вот почему Бог его использовал.
 
- Вы были в числе гостей второго Конгресса ВСЕХ. Какое впечатление у вас осталось от этого форума?
- То, что я услышал, свидетельствует о значительном росте церквей в России за последние двадцать лет. Мне удалось познакомиться со многими смиренными служителями, которые мечтают, чтобы дело Христово распространялось по всей стране. Для того, чтобы понять, как эффективнее всего донести обществу Библейские истины, нужно окунуться в российскую действительность. Большинство верующих – не пасторы, христианам приходится работать в другой среде, чем руководителям церквей. Поэтому пасторам хорошо бы задуматься о том, как именно они могут помочь членам своих церквей жить по-Божьи в обычных ежедневных реалиях жизни. Мне было приятно познакомиться на конгрессе со служителями, которые готовы принимать участие в глобальном росте Вселенской церкви. Бывший директор международного служения Евангелической Ассоциации Билли Грэмма, директор 3-ей Лозаны доктор Блэр Карлсон желает сотрудничать с Российскими евангелистами, чтобы вместе распространять Благую Весть в разных странах.
 
- Какие черты вы подметили у российских евангельских лидеров?
- Я никогда не сужу о стране после первого же и недолгого визита. И, тем не менее, не мог не заметить у евангельских служителей России не просто желание, но страсть служить, посвященность открытию новых церквей и жажду, чтобы учение Нового Завета, действительно, укоренялось в общественной жизни. Одна из причин, по которой я нахожусь в России, – было мое желание принять участие в Конгрессе ВСЕХ. Какое-то время назад в рамках Лозанского конгресса мы начали работать с миссионерскими организациями в Африке, с евангелистами других стран, проповедующих на Африканском континенте. И цель Второго Конгресса ВСЕХ, по моему мнению, – желание посмотреть на евангелизацию гораздо шире, чем мы можем себе представить.
Евангелизация – это стремление донести Благую Весть до тех людей, которые не слышали ее раньше. Существует множество путей и способов, как это сделать. Один из способов – это публичная проповедь Евангелия. Лозанский комитет в Африке – это объединение, состоящее из африканских миссионеров и миссионеров из других стран. Эти служители поехали в 15 стран, где провели 21 большое мероприятие и сотни небольших евангелизаций. Они посещали тюрьмы, больницы, используя для этого и фестивали, и просто проповедуя, – они пытались донести Благую Весть разными путями. Об этом узнали российские братья и спросили нас: «Возможно ли, что-то подобное провести в России?» Важно попытаться объединить русских миссионеров и миссионеров из других стран, направив служителей из России в другие государства для миссионерской работы с местным населением, делая это параллельно с обучением и назиданием церкви. Благую Весть невозможно отделить от работы внутри церкви, если в общине есть второе, то евангелдизация будет успешной. Также важно вдохновлять, ободрять и поддерживать и самих благовестиков. Мы пытаемся найти лучшие возможности для этого.
 
- Как проповедовать Евангелие миру постмодерна, – миру, который ни во что не верит, даже в глобальные ценности верить давно перестал?
- Все начинается с каждого христианина, который с Евангельской Вестью подходит к своему соседу, другу, коллеге по работе. В Священном Писании содержится много примеров этому. Например, девушка послужила Нееману, сказав, что «если бы господин мог пойти к этому пророку». Она всего лишь указала правильный путь. Нееман, скорее всего, готов был поверить и пойти к пророку, поскольку видел благочестивую жизнь этой девушки – своей служанки. Если наши соседи, близкие видят, что наша жизнь подтверждает нашу веру, то они захотят услышать об этом, узнать, почему мы такие. Евангелизация начинается с конкретного члена церкви, который по своей природе является евангелистом. Задача больших евангелистов просто прийти в церковь и помогать собирать духовные плоды, которые всходят. Люди, действительно, испытывают жажду, голод и хотят насытиться истинным Писанием, чистой Благой Вестью.
 
- Каким будет ваше пожелание в этой связи российским евангельским церквам?
- Существуют лиБиблейские модели, которые транскультурны, трансисторичны, то есть применимы в любой культуре и в разное время? Можно выделить четыре библейских принципа, который мы должны использовать в любой культуре, даже если люди поначалу не реагируют на это, и ключ к этому – упорство.
Во-первых, это личный евангелизм. Затем – организация домашних групп в рамках одного района. Третье – это большие евангелизации, для которых важен креативный подход. Возможно, евангелизации на стадионе, в университете, в кофейне, как говорит мой сын. В Западной Европе таким местом может стать галерея искусства. Евангелисты Нового Завета шли туда, где собиралось много людей. Если посмотреть на историю церкви, то нельзя не заметить, что христиане участвовали в публичных дискуссиях.
Четвертый Библейский принцип – во время диалога с нехристианами всячески демонстрировать превосходство христианского мировоззрения. И Кальвин, и Лютер уделяли этому много времени, проповедуя публично и вступая в диалог, что собирало огромные толпы людей. Дискутировали и отцы ранней церкви. Помните, апостол Павел выступал на Марсовом холме? Такой подход отличается от публичной евангелизации, для этого выступающим нужно иметь дар обсуждения, дар дискуссии.
Для достижения Благой Вестью этого мира нужно использовать все четыре подхода, а  также привлекать служителей с разными дарами – у кого-то есть дар диалога, у кого-то –  публичной евангелизации, – необходимо учитывать влияние этих двух даров.
По моему мнению, постмодернизм долго не продержится. Для того чтобы любое мировоззрение выжило, необходимо избавиться от иллюзий в двух вещах – в надежде и свободе. Вот почему марксизм существовал только 70 лет, – это учение продемонстрировало только иллюзию свободы и надежды. Постмодернизм также дает иллюзию свободы, но не надежды. В этом плане это мировоззрение – безнадежно. Даже сами лидеры постмодернизма признают, что они не могут дать ответы на такие вопросы: Почему мы страдаем? Есть ли жизнь после смерти? Марксизм представлял большую угрозу, поскольку давал иллюзорный ответ на оба вопроса.
Когда я жил в Париже, то видел, как студенты-постмодернисты, не видя своего будущего, совершали самоубийства. При этом их преподаватели в кофейнях спокойно попивали кофе, предпочитая не думать о том, чему они учат своих студентов. Уверен, что Церковь и в будущем будет сталкиваться с этими вызовами. Новый атеизм долго не продержится, потому что он не дает даже иллюзии свободы – предлагается свобода выбора, свобода от Бога, но нет надежды. Лидеры учения нового атеизма страдание и смерть сравнивают с игрой в карты: если у тебя хорошие гены, – выживешь, если нет – умрешь.
 
- Почему возник постмодернизм? Потому ли, что христианство зашло в тупик?
- Постмодернизм – это не что-то новое, это всего лишь продолжение эпохи просвещения, корни философии просвещения – в 18-19 веках. Культура – это комплексная вещь. Не могу сказать, что все группы людей – постмодернисты, так же, как мы не можем с уверенностью сказать, что все русские – православные или все англичане – неэмоциональны. Такие заявления будут выглядеть слишком упрощенными. Христос нас научил, что к каждому человеку надо относиться с почтением. Христос с разными людьми говорил по-разному. Например, только Никодиму Он сказал, что нужно родиться свыше.
Иисус делал три вещи: проповедовал Благую Весть, рассказывал истории, а потом – задавал вопросы. Мы разучились задавать вопросы. Кто-то сказал, что Иисус – это та Личность, который никогда не переставал задавать людям вопросы.
________________________________________________________________________________________________
Часто мы думаем, что Благая Весть – это бомба, которую мы сбросили, она сама взорвалась, а мы пошли дальше.
________________________________________________________________________________________________
Если посмотреть на стиль проповеди Билли Грэма, то очень часто он начинал свои проповеди с вопросов: Как обрести мир? Где справедливость? Когда мы задаем вопросы, они укореняются в сердце человека. Когда просим человека ответить на эти вопросы, он начинает рефлексировать, понимая, что ответа нет. И, когда возникает такой надлом или трещина, в нее можно приходить со Словом Божьим. Для благовестия  большой аудитории нужно научиться задавать вопросы, как это делал Билли Грэм.
 
- Какими будут ваши пожелания евангельским служителям России?
- Одно из качеств, так необходимое всем лидерам-христианам, его же мы находим и в Новом Завете, – это быть руководителем-слугой, который всегда стремится поддержать других людей. В зависимости от того, как он работает, такой лидер всегда проэкзаменует самого себя: «На самом ли деле я лучший, чтобы заниматься этим служением? Возможно, есть кто-то другой, кто моложе меня, кто лучше справиться с этой работой, может, его надо продвинуть, а самому отойти назад». Такие руководители-слуги направляют других посредством поддержки и личного примера. Они не пользуются возможностью и способностью контролировать других людей. К сожалению, в нашем обществе сложилось впечатление о лидере-руководителе, как о мачо, который все контролирует и знает, кому и что сказать. Но это не Библейская модель руководства. Если в этом мире мы встречаем какие-то модели поведения, которые не берут свое начало в Библии, к ним нужно относиться критически. Лидеры должны всегда руководствоваться одним большим желанием – как я могу распространять или продвигать дело Царства Божия. Не то, как я могу лично реализовать себя (так многие размышляют), а то, как я могу позаботиться о деле Христовом. И это уже совершенно другое мировоззрение.
Благая Весть – это замечательная Весть! Благая Весть – это истинная Весть! Благая Весть – это сильная Весть. Благая Весть – это величайшая Весть в истории мира. Благодарите Бога за то, что вы можете слышать и поверить этой Вести. Идите, проповедуйте Ее, живите, соответствуя Ей, и никогда не сдавайтесь!
 
Текст и фото Зои Бардиной
 
 
Материалы 2-ого конгресса
По результатам работы секционных групп.
Читать далее